• Минуле та сьогодення - наші засоби, <br/> майбутнє - наша мета
    Минуле та сьогодення - наші засоби,
    майбутнє - наша мета
  • Обставини - перемінливі, принципи - ніколи
    Обставини - перемінливі, принципи - ніколи
  • Подбайте про пенсію вже сьогодні
    Подбайте про пенсію вже сьогодні

Дмитрий Подтуркин, Антон Швец

В ответ на иллюзии о том, что, если избавиться от продажных изданий, украинская журналистика вспорхнёт на иной качественный уровень. Нет, ребятки, так это не работает.

Чому варто вибрати наш фонд?

Майбутнє - зовсім поруч

Той, у кого вистачить сміливості, може змінити своє майбутнє

Захист заощаджень

Ми віримо в удачу та помічаємо - чим більше ми працюємо - тим більше вона нам посміхається

Прозора діяльність

Ми можемо передбачити тільки те, що створюємо самі

  • 40.64

    Чиста вартість активів, млн

  • 18

    Доходність, %

  • 1.023428

    Одиниця пенсійного внеску

Про ВНПФ «Український пенсійний фонд»

ВНПФ «Український пенсійний фонд»

Прогресс – штука удобная. Он подарил нам презервативы, блондинок, климат-контроль и автопилот. И если презервативы и блондинки – заслуга в основном химической промышленности, то климат-контроль и автопилоты – заслуга машиностроения и приборостроения, подкрепленных специальной теорией. На пространстве бывшего совка эту теорию зовут теорией управления (ТУ) или, если в более инжиниринговом смысле, теорией автоматического управления (ТАУ). А во всём мире эту теорию называют Control theory или, если в инжиниринговом смысле, Control engineering.

Так как в пределах совка воплощали ТАУ в инжиниринг в основном для нужд сугубо практических вроде создания систем доставки ядерных боеголовок на территорию вероятного противника, то у нас особоширокого развития ТУ не получила. Совок сумел запихать автопилот в «Буран», но не сумел запихать его в массовый автомобиль. А климат-контроль интересовал кого-то только в контексте вентиляции бомбоубежищ и чистых производств. В Советах промышленных холодильников для продуктов не хватало, а вы про какой-то климат-контроль в помещениях.

Лично одному из авторов этих строк ТАУ преподавал один из проектировщиков систем для «Бурана» и преподавал так, что сделать жизнь человечества лучше на основе только его лекций он не смог бы никак, даже если бы серьёзно в них вникал.

Хотя на самом деле Control theory может применяться для построения систем управления чего угодно. В западном мире Control theory, стремительно покорив инжиниринг, начала массово использоваться в описании работы экономических и экологических систем, теории производства, физиологии и прочих замечательных сферах, которые на территории бывшего СССР всегда поясняли при помощи догматов марксизма-ленинизма. Нейросети – это тоже Control theory, как и вся кибернетика и робототехника.

Краеугольным камнем ТУ, и особенно ТАУ, является такая вещь, какобратная связь. Если совсем по-простому, обратная связь – это такой хороший друг. Сначала он зовёт вас на пьянку, потому что вы чего-то дома засиделись. А во время пьянки он вам говорит, что уже хватит и пора по домам. Как результат, вы отлично отдыхаете, не идёте вразнос, не встречаете утро в отделении или травме и не впадаете от лежания дома на диване в депрессию.

В механизмах, если опять же по-простому, обратная связь реализуется путём выяснения отклонения выходной величины посредством какого-либо датчика и отправкой управляющего воздействия на вход системы. Построение какой-либо устойчивой системы без обратной связи невозможно – в вашей квартире обратная связь реализована и в сливном бачке, и в раковине, и в стиральной машине, и в холодильнике, и в кондиционере. Любая система без обратной связи выходит из состояния баланса (и, как следствие, перестаёт нормально работать) тем быстрее, чем она сложнее.

Государство – это очень сложная система. Катастрофически сложная.

Очевидно, что никакое государство без обратной связи существовать не может. Даже самые ультраавторитарные и тоталитарные державы аналоги обратной связи реализовывали теми или иными способами, но, как правило, через аппарат тотального надзора за подданными. Стук, донос и провокации – база арсенала средств для организации обратной связи. Это способ для тирана, чтобы понимать, чем дышат его подданные и на что способны.

В государствах демократических функцию обратной связи выполняют средства массовой информации (или уже коммуникации) и система представительской или прямой демократии в виде выборов, референдумов, института репутации и т.д.

Очевидно, по состоянию нашего государства, что обратная связь в нём работает с перебоями или не работает вообще. Весь госаппарат функционирует не в автоматическом и даже не в автоматизированном режиме, а на чистом ручном управлении, что приводит к перерегулированию или, напротив, к зарегулированности. К тому же, следует помнить, что ручное управление просто затратнее.

Одна проблема плодит десятки других, и государственные институты тонут в ручной регуляции. Министр ездит по столовым, генпрокурор забегает на суды, президент собирает голоса в Раде – ручная регуляция у нас возведена в абсолют.

Это губительно.

Это неправильно.

Это нерационально.

Аналогичным образом, очевидно, что наши СМИ не справляются с ролью обратной связи. Чиновники не воспринимают сигналы от СМИ как должно. Бесспорно, что даже на основе стохастических сигналов, проходящих по цепям обратной связи, чиновники и политики не способны выработать правильных управляющих воздействий или сформировать правильные регуляторные практики.

Здесь и далее говоря, под украинской журналистикой имеется в виду любая журналистика, связанная с денежными потоками в государстве: политическая журналистика, экономическая журналистика, футбольная журналистика, антикоррупционная журналистика и т.д.

В последнее время в убогой работе государственного механизма стали обвинять не только чиновников (что является традиционной практикой), но и СМИ. И даже конкретных журналистов, редакторов и собственников. Тем более, это кажется обоснованным потому, что сами СМИ предпочитали себя считать четвёртой ветвью власти.

Родилась и быстро окрепла идея, что вот в СМИ набилось продажного шакалья, которое по заказу своих владельцев и редакторов (вместо того, чтобы быть обратной связью и способствовать нормальной работе государственного организма) выступает манипулятором и источником вбросов и джинсы. То есть, по сути, датчик вместо того, чтобы сигнализировать о проблеме и правдиво сообщать о её уровне, превращается в генератор управляющих решений в интересах части самой системы. Что, естественно, приводит к тому, что систему просто разрывает в клочья. Невозможно выяснить реальный уровень проблемы, поскольку на всех уровнях царит натуральная истерия. Представьте, что было бы, если бы индикатор уровня топлива вместо того, чтобы застенчиво мигать, включал корабельную сирену, дергал бы ручник, поворачивал руль на два оборота влево или поднимал капот?

Как следствие, многие сограждане решили, что вот надо погнать из СМИ шакалье или поубирать манипулятивных собственников или редакторов, и сразу настанет рай. Некоторые были чуть мягче и предложили создать своё СМИ с независимым внешним финансированием и таким образом поменять систему.

Однако всё не так просто. Проблеме уже не один год. «Громадское» изначально не на пустом месте начали создавать. И про джинсу ноют уже тоже давно.

Никакая из вышеперечисленных тактик решением проблемы не станет (как не стало решением «Гродмаское»), потому что проблема системная и ни одна из тактик не решает проблему системы. Как уже было сказано, чиновники, политики и бизнесмены не считают СМИ обратной связью с народом. Подумаем, почему так?

На самом деле современные украинские СМИ выполняют роль обратной связи, просто система, в которой они это делают немного отличается от розовых представлений идеалистов.

Для того чтобы понять эту систему, надо посмотреть на эволюцию украинского политического аппарата со времён его возникновения.

Знаете, на заре первичного накопления капитала у любого нормального фирмача, цеховика или олигарха обязательно должен был быть свой силовик. Свой надёжный человек для щекотливых и опасных поручений. Из уголовного криминала, или из ментов, или из армейцев. Именно тогда решительные ребята заработали себе на «Роллс-Ройс», потому что время было такое. Из самых известных таких примеров это, безусловно, дружба Геннадия Корбана и группы «Приват». Ну или Допы и Гепы.

Потому что силу и влияние на заре отечественного капитализма нужно было проецировать в реальном мире. Важность актива для себя будущие финансово-промышленные группы показывали силой прямого ответа и количеством союзников, которых удавалосьподтянуть под разбор. Тогда можно было поджечь машину или склад, выкрасть бухгалтера или фуру, кошмарить семью или работников. В конце концов, особо дерзкого конкурента можно было просто взорвать на его стадионе или расстрелять возле самолёта.

Однако, по мере того как фирмачи, политики, чиновники и олигархи превращались из ОПГ в ФПГ, стало понятно, что проекция силы методом разборок – это очень дорого, очень кроваво и очень сильно портит перспективы стать приличным европейским бизнесменом. А быть безвыездно украинским бизнесменом никто не собирался. И на Россию тогда вообще никто не смотрел.

И вот уже давным-давно не боевик, а совсем даже теперь политик, продавший «Роллс-Ройс», обращается к известному журналисту, поскольку на его песчаные карьеры наезжает прокуратура. И дело о незаконной добыче песка нынешним политиком превращается в дело о взятке прокурорам. Тоже без особого успеха, потому что все всё понимают, зато песчаные карьеры теперь никто не тронет.

Теперь каждой финансово-промышленной группе, каждому олигарху, каждому политику нужен не только (а иногда и не столько) друг-боевик, сколько друг-журналист, а ещё лучше союзные СМИ. Ну или свои собственные СМИ.

Коломойский и «Плюсы». Фирташ и «Интер». Пинчук и все-все-все. Ахметов и «Украина». Порошенко и «Пятый». Садовой и «24». Гриценко и ЗН. Пашинский и «Цензор». Пашинский и Чорновол. Садовой и Соболев. Порошенко и Стець. Лёвочкин и Найем. Григоришин и Лещенко.

И вот уже оставшийся без друга-журналиста Бенцион Менделевич вынужден сам под «Укртранснафтой» искать своего соперника. Искать Лещенко. И находить его друга Найема. С точки зрения Бени, всё просто. Его силовую карту бить слишком дорого, и никто на это не пойдёт, а значит, должен появиться более дешёвый ответ. Бене и в голову не приходит, что кто-то приедет под госкомпанию по собственному желанию. И не могло прийти такого в его голову на самом деле, ведь именно его политтехнологи под выборы этих журналистов покупают пучком с Крюковой на сдачу.

Кто знает о связи «АРС» с Ахметовым? С Мих Михом? Кто вообще знает, как назывался «АРС» перед войной? Кто знает, как зовут силовика Ахметова? Единицы. Зато Емченко знают все. Она белая и пушистая, с ней общаются все журналисты.

Кто знает силовика Фирташа? Зато все знают, что Фирташ и Ахметов на пару спонсируют «Пресс-звание» – крупнейшую награду для украинских журналистов.

Произошла неизбежная эволюция в результате сокращения расходов на обеспечение операционной деятельности ОПГ. Собственно, в результате этой эволюции (в том числе) ОПГ-то и превратились в ФПГ.

Современные СМИ, их редакторы и журналисты, по сути, являются следующей эволюционной стадией братков из девяностых. Раньше сходу вызывали братков, а теперь вызывают сходу свои СМИ. Степенью затрат на медийную кампанию ФПГ показывает важность защищаемого (атакуемого) актива или поста, а степень вовлечения в подачу материала других СМИ определяет число союзников данной ФПГ в текущем конфликте.

Как результат, входящие в ФПГ политики и чиновники вообще не воспринимают СМИ как выразителя воли народа или чего-то такого. СМИ для современных ФПГ – это обратная связь с другими ФПГ, как братки в 90-е, только чище, приличней и дешевле. Медийная война позволяет ФПГ ощущать силу сопротивления оппонентов. Опять же игнорирование подобной обратной связи приводит к печальным последствиям для всей ФПГ – Виктор Фёдорович, ставший врагом всем, и даже Ахметову, авторитетно подтвердит.

Кстати, о дешевизне. «Журналисты-джинсовики» и карманные СМИ действительно дешевы по соотношению затраты/эффект, и именно потому друг-журналист в любой ФПГ получает на порядок меньше, чем работающий на ту же ФПГ боевик, юрист или экономист. Действительно на порядок, поскольку платить больше незачем – конкуренция на рынке пишущего и говорящего шакалья огромна. Это рынок, детка. Не мешки ж ворочать. И потому адвокат или бухгалтер олигарха – это такой топ-менеджер, а журналист олигарха просто обедает в крутых ресторанах каждый день.

Услуги Корбана с Филатовым, отжимавших для Новинского «Амсторы», обошлись дяде Ваде в 3 млн долларов, судя по данным бухгалтерии, изъятой ГПУ. Услуги пиар-сопровождения этой акции едва ли стоили 50 тыс. долларов совокупно, судя по среднему ценнику вовлеченных изданий. Почувствуйте разницу.

Уже слышу крики о том, что такая «журналистика» нам не нужна, она тормозит развитие страны и её надо уничтожить.

Не советую этого делать.

Как уже было сказано, эта «журналистика» всё-таки выполняет роль обратной связи. Если полностью дискредитировать современные СМИ как средство обратной связи, то мы сходу перейдём назад в 90-е, когдалюбой наезд одной ФПГ на другую будет сопровождаться не ворохом заказушных статей в СМИ, а реальным наездом джипа братков на газон перед офисом. Даже сейчас, когда общая репутация СМИ развеивается сама по себе, каждый видит возросшую роль титуханов, радикалов и прочего силового сопровождения для решения вопросов. В случае усиления этого тренда усилится и влияние титуханов.

Кофе пить будешь? А?

Текущее состояние украинских СМИ – это эволюционный этап, и шаг назад будет деградацией.

Первый вывод.

Современная украинская «журналистика» не потому фекальная масса, что состоит из фекалий, а потому, что другой она быть не могла ввиду объективных социально-экономических условий, в которых эта «журналистика» зарождалась и формировалась. Как это было выражено на прошлом этапе эволюции представителем старого поколения, «не мы такие, жизнь такая».

Второй вывод.

Вам может показаться, что раз уж украинская «журналистика» обладает такой родовой травмой, то надо ампутировать плохих владельцев СМИ и всё наладится. Или вам может показаться, что надо сменить журналистов и редакторов и станет легче дышать. Самые передовые предлагают делать новые СМИ. Однако, как уже было сказано, проблема системная и обусловлена внешними факторами, а значит, любые попытки в самореплицирующейся и устойчивой системе (как говорилось ранее, обратная связь есть и вполне рабочая) ни к чему не приведут.

Какой же фундаментальный недостаток всей нашей системы?

Обратная связь должна подавать изменения на вход системы, то есть на-какой либо управляющий механизм.

Журналисты по всему миру не апеллируют в политических вопросах к обществу напрямую по срочным вопросам. По срочным вопросам общество интересует «Американ идол» или там «Танцы со звёздами» вечером. СМИ являются обратной связью между массовым активным гражданским обществом и политиками, чиновниками и ФПГ, поскольку именно активные гражданские общества могут оперативно доставать чиновников и начинать серьёзные движения. Это происходит потому, что в развитых странах партийные органы стоят на плечах массового гражданского общества.

В Украине не было никакого массового активного гражданского общества, и нет до сих пор. «Профессиональных активистов» нельзя считать массовым гражданским обществом, потому как их две калеки и три чумы, и без массовой поддержки их поразила та же болезнь, что и СМИ. Современные «гражданские активисты» – такая же следующая эволюционная стадия братков и уголовников, а некоторые такими братками и уголовниками и являются с тремя отсидками за плечами.

Конечно, элементов этого «массового гражданского общества» уже больше, чем три года назад. И будет ещё больше. Но так было не всегда.

Журналисты не виноваты. Они бы, может, и хотели быть обратной связью, но было не с кем.

Вывод третий.

Современный конфликт между блогерами и журналистами состоит из двух частей. Первая часть этого конфликта – именно конфликт между зарождающимся массовым гражданским обществом и СМИ. Часть блогеров (и журналистов, практически функционирующих как блогеры), самоназначив себя представителями всего гражданского общества, фактически потребовали, чтобы СМИ стали обратной связью именно между зарождающимся гражданским обществом и властью. Роль СМИ как обратной связи в системе «ФПГ-СМИ-ФПГ» или «Грантодатель-СМИ-ФПГ» блогеров больше не устраивает. Будем честными, требования блогеров пока не имеют достаточно ресурсов и поддержки. Но это пока, как уже было сказано, процесс формирования «массового гражданского общества» идёт.

Вторая часть этого конфликта – претензии правой и национально ориентированной части массового гражданского общества к каналам, которые претендуют на всеобщность, при этом имея левую идеологию. Да, гражданское общество всегда идеологизировано в том смысле, что общество, имеющее планы на будущее, всегда примерно себе представляет, какой набор инструментов для осуществления этих планов для этой части общества предпочтительней. А во время войны общество всегда серьёзно правеет.

В ответ на претензии части блогеров представители СМИ, естественно, восприняли критику по понятиям как наезд. Собственно, и название «порохоботы» говорит о том, что представители сучукрСМИ (и «профессиональные активисты») вообще не представляют себе ситуации, когда их могут критиковать читатели, по той простой причине, что они для читателей не работают. Они работают для других ФПГ, а значит, и критика, с их точки зрения, может исходить только от другой ФПГ. Само слово «порохобот», подхваченное медиатусовкой, полностью вскрывает мироощущение и миропонимание сучукрСМИ.

Никакие добрые намерения по предотвращению конфликта между блогерами и «журналистами» не будут иметь успеха по одной простой причине.

«Журналисты» лично не виноваты в том, в чём их обвиняют блогеры. Просто правила игры для СМИ такие, и они не поменяются, пока зародыш активного гражданского общества не создаст само гражданское общество методом просвещения и вовлечения. Потому-то, кстати, и оправдания «я знаю Васю, Вася – точно хороший парень» для конфликта не имеют значения. Речь-то идёт о системе, о Васе никто и не говорил.

После монтажа массового гражданского общества «журналистика» методом простой эволюции родит нормальных журналистов, может, даже из числа джинсовиков. Не удивимся.

Проблема не в самой обратной связи. Она есть. Проблема в том, что обратной связи нужен соответствующий исполнительный механизм, по эффективности сравнимый со структурами ФПГ. И пока этот механизм общество не сформирует, никакие попытки заставить чиновников, политиков и олигархов воспринимать СМИ как представителей воли народа успехов иметь не будут.

Никакие.

П.С.

Однако не всё так просто, как описывается в этой статье. Государство – действительно очень сложная система, и простые автоматы для его функционирования не подходят. В следующей статье мы расскажем вам о том, что бывает положительная обратная связь и отрицательная обратная связь, и поведаем, как они функционируют. Кроме того, чтобы обзавестись исполнительным механизмом для СМИ, нашей стране ещё предстоит сформировать множество прочих механизмов и правильный вид обратной связи.

взято з: petrimazepa.com

  • Не бійтеся майбутнього. Вдивляйтесь в нього, не оманюйтесь на його рахунок, але не бійтеся. Вчора, я піднявся на капітанський місток та побачив величезні, як гори, хвилі та ніс корабля, який впевнено їх розрізав. І я запитав себе, чому корабель перемагає хвилі, хоча їх так багато, а він один? І зрозумів - причина в тому, що у корабля є мета, а у хвиль - ні. Якщо у нас є мета, ми завжди прийдемо туди, куди хочемо.

    Уінстон Черчіль
  • Я не терпел поражений. Я просто нашёл 10 000 способов, которые не работают.

    Томас Эдисон

Аналітика

НАУЧНЫЙ ДАЙДЖЕСТ. ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ
Краковецкий Александр
Дайджест научных открытий за последние годы и анализ, какие изменения произошли в Украине. Часть вторая.
Украина. Работа над ошибками. Антология
Александр Петрачков
В одном анекдоте, когда Эйнштейн преставился перед Творцом, несмотря на то, что он был убежденный атеист, Бог предложил ему выполнить любое желание, так сказать за заслуги перед вселенной. И великий ученый попросил показать ему замыслы Всевышнего. После внимательного изучения божественных планов, Эйнштейн обратился к Богу со словами: простите, но по моему, здесь есть одна ошибка! На что Бог ответил: я знаю…
Украина – клинок фронтира или щит пограничья?
Святослав Швецов
Написать этот текст меня побудила статья Александра Кочеткова «Общественное устройства цивилизации фронтира» . Которая, в свою очередь, является комментарием на статью Сергея Дацюка «Чи проіснує Україна ще хоча б 25 років?».

Список всіх статей »

Партнери